name.gif

Обычная версия

Версия для слабовидящих



logo1.JPG

Как записаться в библиотеку

Отзыв о работе библиотеки

Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Язык – глубинный нерв культуры

Интересный собеседник. Писатель Пётр Ткаченко: «Литература – способ сопротивления злу» - Пётр Ткаченко.

«С языком шутить нельзя – словесная речь человека – это видимая, осязаемая связь, звено между душой и телом»

В.И. Даль

Петр Иванович Ткаченко – писатель, публицист, автор книг, сборников, статей. Родился писатель на Кубани, в станице Старонижестеблиевской Красноармейского района в 1950 году, окончил Орджоникидзевское высшее общевойсковое командное училище, офицерскую службу проходил в подмосковном Солнечногорске, начинал командиром взвода, заместителем командира мотострелковой роты. Природная любовь к чтению, к поэзии, а особенно к А. Блоку, поэту и философу, обернулась тягой к писательству – военный поступил на заочное отделение в Литературный институт им. М. Горького на семинар критики. Дальше – журналистская работа в журнале «Пограничник», газете «Красная Звезда», в Военно-художественной студии писателей, в издательстве «Граница».

Первая книга полковника П.И. Ткаченко – «Слава Игоревой рати» издана в 1987 году. Это размышления о трагическом походе Игоря – одной малой ратью – на бесчисленного врага, которое кануло бы в неизвестность, коли бы не «Слово…» о нем безымянного автора, без вести пропавшего для истории...

Сейчас публицист, прозаик, литературный критик П. Ткаченко издает авторский литературно-публицистический альманах «Солёная Подкова». «Солёная подкова» – это уникальное грязевое лечебное озеро, находящееся близ станицы Старонижестеблиевской, на родине писателя. Издание является единственным в своём роде в России. Уже вышло семь выпусков альманаха, посвященных русской литературе, ее оригинальному прочтению от древних образцов до наших дней. В каждом выпуске альманаха – факты и размышления о русской истории, литературная критика, анализ творчества русских прозаиков и поэтов, статьи о казачьей культуре, волнующей автора судьбе кубанского устного народного творчества, когда-то изобилующего метким словом, ныне оскудевшего до примитива. Ткаченко – автор книг «Где спит казацкая слава», «Не для меня придёт весна», «Кубанские зори», «В поисках града Тмутаракани. Невостребованные размышления о русской литературе и жизни», сборников «Кубанские пословицы и поговорки», «Кубанские обряды», а также радетель оригинального кубанского языка, его происхождения, составитель первого за всю историю словаря кубанского диалекта «Кубанский говор», который вышел двумя изданиями и оказавшийся, по словам писателя, самой популярной из выпущенных им около четырех десятков книг. Словарь получает заинтересованные отклики людей всех возрастов, что подтверждает интерес жителей Кубани к работе автора, к оригинальному кубанскому говору.

Писатель трудится в Москве, но постоянно бывает на родине – в Краснодарском крае, на Кубани, в разъездах по станицам, собирая у памятливых стариков драгоценные крупицы кубанского фольклора. Уже изданы «Кубанские песни», «Кубанские пословицы и поговорки», автор успел захватить уходящие в небытие казачьи традиции, издав «Кубанские обряды», «Кубанскую свадьбу». «И уже проводят молодые по этим книгам и свадьбы, и крестины, и проводы на службу в армию, обогащая речь метким словом прадедов. Это свидетельствует о том, что традиционная народная культура не является уделом только пожилых людей, что образность – не история, как часто полагают, но живая реальность, то, что сопровождает человека во всю его жизнь: от крещения до отпевания», – пишет П. Ткаченко. А к плеяде ученых – составителей словарей русского языка писатель добавил земляка, самородка-самоучку, собирателя пословиц и поговорок народов мира, полиглота, историка Сергея Даниловича Мастепанова.

Публицист-мыслитель П. Ткаченко в каждой русской трагедии неизменно находит духовную причину, призывая прислушиваться к заветам, отраженным в «Слове о полку Игореве», в романах Ф.М. Достоевского. Свою потребность в писательстве он определяет так: «Я пишу для того, чтобы разобраться, что происходит и как жить. Творчество – не самоцель. Перед русским писателем, как и всегда, в большей мере стоит вопрос не о том, как писать, но как жить…».

Обзор включает сборники пословиц, поговорок, баек, описания кубанских обрядов, книги и статьи Ткаченко, посвященные исследованию и сохранению кубанского языка, полемике о происхождении кубанского диалекта, а также критические отзывы на работы самого автора.

Библиографический список

Кубанская свадьба / [автор-составитель П. Ткаченко]. – Краснодар : Традиция, 2009. – 192 с. : ил.

Свадьба – самый поэтический и волнующий народный обряд, никого не оставлявший равнодушным. Каждая свадьба, особенно в станице, становилась всеобщим праздником. Символика свадьбы уходит в далекие времена, исполнена образности, красоты, народной мудрости. В книгу вошли описания кубанских свадеб нашего времени и проводившихся в позапрошлом веке. Приводятся элементы дохристианского свадебного обряда, которые вошли в церковное венчание.

Народный обряд – явление традиционное и в то же время творческое, отбирающее из народного опыта все самое ценное. Автор приводит станичную, городскую, черноморскую и кубанскую свадьбу, свадебные обрядовые песни.

Ткаченко, П. И. Кубанские байки. Та брехня, что лучше правды / П. И. Ткаченко. – Краснодар : Традиция, 2014. – 232 с.

Байки – один из видов устного народного творчества. Это короткие, занимательные рассказы с неожиданной концовкой. Обычно считается, что слово «байка» происходит от устаревшего слова «баять», то есть разговаривать. Но байка, несмотря на свою краткость, является образным произведением устного народного творчества и не сводится к простой информативности. «Ей тоже, как и анекдоту, присущи занимательность и увлекательность, но она, как правило, лишена обязательной для анекдота обличительности, принижения и опошления тех или иных явлений жизни. В этом и состоит их принципиальное отличие. Байка зачастую является юмористическим рассказом, но к юмору она не сводится, как не сводится и к поучительности, назидательности, нравоучению. Юмор, человеческое достоинство,– вот основные особенности байки», – пишет автор.

Ткаченко, П. И. Кубанские обряды / П. И. Ткаченко – Краснодар : Традиция, 2010. – 224 с. : ил.

В предисловии к сборнику П.И. Ткаченко рассказывает: «Обряды являются наиболее устойчивыми проявлениями и формами традиционной народной культуры и народного самосознания. В них в полной мере выражаются вера и национальные особенности народа, его опыт и мудрость. Их действительно можно назвать «живой связующей нитью между поколениями». Обряды создают ту меру солидарности между людьми, без которой общество жить не может». В книге описываются обряды крестин, святочные обряды, проводы в армию, обряд похорон.

Ткаченко, П. И. Кубанские пословицы и поговорки. С. Д. Мастепанов о пословицах и поговорках народов Северного Кавказа / П. И. Ткаченко. – Краснодар : Традиция, 2008. – 239 с. : ил.

Первый раздел книги П. Ткаченко посвятил малоизвестному в крае, но хорошо известному во всем мире паремиологу – крупнейшему специалисту по пословицам и поговоркам славянских, угро-финских и тюркских народов Сергею Даниловичу Мастепанову, лингвисту, историку, этнографу, автору многих научных трудов, опубликованных в Венгрии, США, Англии, Германии, Франции. Наш соотечественник, по мнению П. Ткаченко, «давно разрешил проблему взаимопроникновения и взаимодействия русской и украинской культурной традиции, признав за кубанским диалектом два материнских языка, в равной мере – русский и украинский».

Ткаченко, П. И. Кубанский говор : опыт авт. словаря / П. И. Ткаченко. – Москва : Граница, 1998. – 238 с.

Автор считает, что «самобытный кубанский диалект сложился исторически в результате смешения и взаимопроникновения русского и украинского языков, южно-русских и украинских говоров, а также, диалектов постоянно прибывающих на Кубань жителей других областей России. Ни одна область и край России не имеют столь ярко выраженных оригинальных языковых особенностей, как Кубань. Во все времена явно и тайно гонимый по соображениям политическим, кубанский диалект все-таки сохранился в языке значительной части людей юга России». Составленный Петром Ткаченко авторский словарь является первым изданием словаря кубанского диалекта за всю его историю. «По выходу словаря, – пишет автор, – на меня набросились «кубанские украинцы» с претензией о том, что я-де искажаю их золотую мову. Ни один кубанский ученый в той дискуссии участия не принял. Можно ли это назвать живой заинтересованностью проблемами локальной культуры и кубанского диалекта? Разумеется, нет. Из всего этого можно сделать вывод, что кубанская локальная традиция, как и кубанский диалект, пока никому не нужны».

Ткаченко, П. И. Соленая подкова : авторский литературно-публицистический альманах Петра Ткаченко / П. И. Ткаченко. – Москва : ООСТ. – 2009. – Вып. 6. – 356 с. – С автографом.

В этом выпуске авторского альманаха представлены статьи, посвященные необходимости сохранения традиций, обрядов, как достояния кубанской народной культуры, созданию словаря кубанского говора.

***

Ткаченко, П. "Для стяжания духовных богатств…" : святочный обряд "Мыланка" в кубанских станицах / П. Ткаченко // Вольная Кубань. – 1994. – 30 дек.

«Мыланка» – один из святочных обрядов, когда группа молодежи пела в домах специальную святочную песню, совершавшихся вечером в день преподобной Мелании, накануне Нового года. Обряд был очень красочным, эффектным, по своему духовному содержанию воплощал идеальное жизненное представление о прекрасном, вековую нравственную мудрость человеческого общения.

Ткаченко, П. "Живу между столицей и станицей" : беседа с П. Ткаченко, членом Союза писателей России / П. Ткаченко ; записал Д. Шульгатый // Новая газета Кубани. – 2010. – 21 июня. – С. 18.

Интервью в связи с 60-летием П. Ткаченко, в котором он сказал: «Главное дело моей жизни была литература – та самая великая русская литература, которая на сегодняшний день является единственной безусловной величиной мирового значения, которой может по праву гордиться наш народ. После любой революции культура и литература сбрасываются с корабля современности, происходит изъятие литературы из общественного сознания. А утрачивая культуру, мы утрачиваем метафизическую основу своего существования. Сложная ситуация в обществе касаемо понимания собственной истории. В особенности событий гражданской войны, смысл и значение которых определить не так просто из-за их идеологической запутанности. В своем творчестве стараюсь исходить из народного самопознания, из того, чем дышит и живет, что чувствует народ. Я писатель-традиционалист, не революционер».

Ткаченко, П. Есть ли на Кубани мова? / П. Ткаченко // Новая газета Кубани. – 2009. – 22 окт. – С. 18-19.

Статья написана по итогам прошедшей в Краснодаре научно-практической конференции об историко-культурных связях Кубани и Украины, разбирает причины размежевания между этнографами, фольклористами, филологами Кубани и «кубанскими украинцами» во взглядах на происхождение и особенности кубанской локальной культуры, основанной на своеобразном кубанском диалекте. «Вопрос ставится не о культурных связях народов и не о естественной взаимообусловленности наших культур, а о том, есть ли на Кубани украинцы и украинская мова? Разумеется, не только на Кубани есть и украинцы, и мова, но и по всей России. Но на Кубани проблема «уточняется» своеобразно: все балакающие кубанцы и есть украинцы, а потому никакого кубанского диалекта нет, а есть украинская культура. Примечательно, что требование мовы на Кубани «кубанские украинисты» сочетают с ее здесь отсутствием. «В современном Краснодаре на улицах не слышно украинской речи». Однако, ее не слышно не из-за ее гонимости, а по причине отсутствия украинцев, носителей этого языка или из-за их малочисленности. Но кубанский диалект слышен и в Краснодаре, и в станицах. Но все дело в том, что мовой он не является. Чем он является в действительности? – на этот вопрос и должны были ответить ученые», – пишет П. Ткаченко. – «Примечательно, что в народе живет это различие между мовой и кубанским диалектом, живет осознание своего культурного своеобразия. На обывательском уровне кубанский диалект называется «суржиком» или «пэревэртнем». Итак, в народе осознается своя языковая и культурная особенность. Ученые же, обосновывающие кубанскую локальную культуру, сводят ее лишь к казачеству, признавая её субэтнической общностью. Но ведь говорить о казачестве как таковом, которое вот уже скоро век, как жесточайшим образом уничтожено, не приходится. Можно говорить только о потомках казаков, наследовавших и несущих в себе некую часть культуры своих предков. Но население Кубани в его славянской части далеко не состоит исключительно из потомков казаков. Вместе с тем, то, что уже сделано на Кубани на этом поприще за многие годы, почему-то не входит в научный обиход, в то время, когда народная традиция затухает и надо искать иные формы ее поддержания».

Ткаченко, П. И. Безмолвная Кубань // Ткаченко П.И. Соленая подкова : авторский литературно-публицистический альманах Петра Ткаченко / П. И. Ткаченко. – Москва : ООСТ. – 2009. – Вып. 6. – С. 237-268. : ил.

Статья является предисловием к изданию словаря «Кубанский говор». В ней П. Ткаченко пишет: «Основные проблемы культуры Кубани – языковые. Язык жителей края складывался из русского и украинского. Конечно, говор кубанцев – это не литературный язык, таковым не ставший. Это язык народа, который, по мнению формальной научности, является нелитературным диалектом, который должен пребывать в устной форме». Но автор озабочен положением языка в духовном бытии человека: «Понятно, что в первые годы заселения Кубани черноморские и линейные казаки отличались друг от друга, т.к. были представителями разных культур и языков. Совместная служба, единая вера, родство культур, смешанные браки сделали свое дело: люди стали осознавать себя жителями единой территории – Кубани. Язык не является лишь бесстрастной формой передачи информации, но и хранителем через образность духовной сути человека. Вся надежда – на саму уникальность Кубани среди других областей и краев России, состоящая именно в языковом своеобразии, что может стать благоприятным для развития литературы, для процветания на Кубани культуры, для нашего действительного воскрешения и спасения».

Ткаченко, П. И. Дума казацкая… / П. И. Ткаченко // Казачьи вести. – 2000. – 6 окт. – С. 32.

Высказывая свое мнение о том, каким должен быть памятник казачеству, П. Ткаченко говорит о казачестве: «Сила казачества – в его уникальной ментальности, в осознании им своего места в жизни страны и в мире, в непоколебимой вере и оригинальной культуре».

Ткаченко, П. Принадлежность к казачеству – это судьба… / П. Ткаченко // Новая газета Кубани. – 2007. – 22-25 окт. – С. 18.

Об участии автора во Всероссийской научно-практической конференции "Казачество в истории России" (Москва. 3-4 октября 2007 г.). Критическая статья о конференции.

Ткаченко, П. Учитель Мастепанов / П. Ткаченко// Новая газета Кубани. – 2006. – 07-27 июля. – С. 18-19.

В статье автор рассказывает о Сергее Даниловиче Мастепанове (1913-2002), крупнейшем в мире паремиологе – специалисте по пословицам и поговоркам, историке, краеведе, археологе, мыслителе, составившем крупнейшее собрание пословиц и поговорок мира. «Но его имя мало кому известно, а бесценная картотека, похоже, и вовсе может пропасть. Его работы опубликованы в Финляндии, Венгрии, США, Англии, Германии, Франции, он был почетным членом многих зарубежных университетов, действительным членом нескольких зарубежных научных обществ. Ученый-самоучка, народный самородок из кубанской станицы Отрадной, проживал в Карачаево-Черкессии, в поселке Малокурганном. Он занимался культурой, ее самым глубинным нервом – языком. Языка вне национальности не бывает. Им собрана уникальная коллекция пословиц и поговорок народов мира, звучащих на семистах языках и наречиях мира. Впервые в словаре Мастепанова я увидел кубанский диалект в том виде, в том написании, в каком слова произносятся, без всякой путаницы в написании слов, имеющих украинскую основу, что неизбежно придавало словам стилизованность и даже комичность. Здесь было все иначе, здесь все было сделано по самым высоким меркам действительной науки. Этот человек невероятной житейской и духовной устойчивости, какая чаще в России бывает именно в казачестве, преподносит нам злободневный урок оставаться личностью действительно свободной в выборе своего рода занятия, хранить свою культуру, свой образ жизни, как высшее достояние, дарованное нам по праву рождения. Только так можно послужить своему народу, вне которого человеческой личности просто не бывает».

Ткаченко, П. Хай ему грэць! : прогулки по Краснодару и его окрестностям / П. Ткаченко // Казачьи вести. – 1997. – 6-15 июня. – С. 5-6.

Рассуждая о действительности 90-х, П. Ткаченко говорит, что люди, по выражению Достоевского «потеряли различие добра и зла, потому что перестали свой народ узнавать». И только слово, родное слово, исполненное духовной крепости, противостоит всеобщему безумию тем, что хранит в себе неизменно исконные смыслы и в нужный момент обнажает их перед людьми, желающими удержаться в пределах человеческой природы, исцеляет нас от окончательного затмения умов. Еще в «Повести временных лет» отмечалось: узнавая незнакомых людей, спрашивали: «каков их обычай»… Но ведь рано или поздно спросится и у нас, каков ваш обычай? Что ответим? Пролопочем что-то невнятное о том, что мы-де прихватили обычаи заморские, а свои растеряли? Но так не бывает. Народ, утративший свои обычаи, утрачивает право на жизнь, перестает быть народом. Неужели любовь наша к многострадальной Кубани не удержит ее от нового разорения? А ведь здесь еще не стерты следы предшествующих апокалиптических катастроф – тоже творившихся во имя «прогресса». Еще не во всех станицах засыпаны и освящены ямы с жертвами голода 33 года. Значит, мы ее недостаточно любим и не осознаем уже не возможную, не вероятную, а вполне реальную ее утрату. Да и как может быть иначе, если мы утрачиваем ее в душе своей? Если ее облик, ее дух, ее своеобразный чарующий говор так старательно обходится профессиональной культурой. Это явная предпосылка ее утраты. Все остальное при этом является уже только делом времени. Где же и как мы собираемся жить без нее – без единственной на все времена родины?»

Ткаченко, П. Что в конце тоннеля? : О русско-украинских культурных связях / П. Ткаченко // Литературная Россия. – 1997. – № 24. – С. 3.

По мнению автора, «слишком часто отношения духовные, культурные, человеческие оказываются потопленными в мутной воде соображений, далеких от реального положения и состояния наших стран и народов, от общественного мнения, как в России, так и на Украине. Культурное поле наших народов, имеющих общую духовную и культурную основу, оказалось, видимо, столь деформированным, столь искаженным, что в нем слышны зачастую лишь голос политиков и всякого рода демагогов, поражающих людей своей безответственностью, но не голоса художников, действительных хранителей народного духа».

«Боюсь,– пишет автор, – «что всей глубины свершившейся трагедии в связи с обособленным, суверенным положением России и Украины, не осознает пока в полной мере ни российское, ни украинское общество. Вопрос даже не в том. Могут ли Россия и Украина существовать раздельно как суверенные независимые государства. Видимо, могут. Но неотступно встают перед нашими странами остро и даже трагически вопросы духовного, культурного порядка, преемственности, без которой полноценной жизни не бывает. Печальный опыт сосуществования в СНГ уже должен был убедить всех, что насилие над человеком и народом начинается, как правило, с насилия над его языком, что кровавые конфликты начинались с издевательства над языком, ибо язык – не только средство общения, но и сама духовная суть человека и народа».

Литературоведческие статьи

Богданов, В. «Соленая подкова» / В. Богданов // Кубань сегодня. – 2010. – 17 июня. – С. 8 : фот.

Рецензия на книгу писателя, критика, уроженца станицы Старонижестеблиевской П.И. Ткаченко "Соленая подкова". В. Богданов называет «Соленую подкову» альманахом, наполненным гулом времени. «И одноименное название говорит о многом. О том, что наша жизнь не сахар, а солона как вода в озере. Но озеро-то лечебное. А это значит, что писатель надеется на животворящую силу родного озера и, в конечном счете – родной земли, где происходит излечение недугов и физических и духовных. А этих недугов множество и о многих из них рассуждает писатель и публицист, который видит, что нынешние российские беды лежат не в экономической, а в иной, духовно-мировоззренческой плоскости. Писатель полагает, что в России существует реальная угроза культурной дезориентации, за которой прекращается историческое, духовное и физическое бытие народа. Там, где нет смысла жизни, нет и самой жизни». «Под прицелом острого пера публициста и такое непростое общественное явление, как возрождение казачества, могучей опоры державы. Как вписать в рамки современной жизни казачество с его уникальной самобытностью, жизнеустройством». «В творческом активе Петра Ткаченко первый в крае словарь кубанского диалекта, а также книги, посвященные казачьему народному творчеству. Его героями являются простые люди, носители народной нравственности. Его творчество – это подвиг жизни, посвященный корням родной почвы, в которой гудит и бродит кровь его предтечей».

Браташева, Н. «Кубанские пословицы» / Н. Браташева // Кубань сегодня. – 2000. – 18 янв. – С. 4.

Рецензия на сборник "Кубанские пословицы" писателя П.И. Ткаченко. «Как и в предыдущих трудах писателя, в этом сборнике большое внимание уделяется простому, как говорят, маленькому человеку, о котором Ткаченко рассказывает с особой любовью и тщанием. А при ближайшем рассмотрении оказывается, что они не такие уж и маленькие, а большие, с их очень сложными судьбами. В сборнике «Кубанские пословицы» П. Ткаченко рассказывает о судьбе С. Мастепанова, который был простым учителем немецкого языка, но он еще владел английским, французским, испанским, итальянским, португальским, турецким, голландским, карачаевским, черкесским, эсперанто и другими языками и наречиями. Ученый – самоучка, окончивший три класса отрадненской школы. Всему, чего он потом достиг, он обязан самообразованию».

«Известно, что пословицы – живой памятник народного фольклора. Пословица играет роль неписаного закона человеческого бытия. Петр Ткаченко, издав книгу кубанских пословиц, сделал важное дело для сохранения духовной сокровищницы Кубани».

Литвинов, Н. Флаг Кубани / Н. Литвинов // Литературная Россия. – 2001. – 13 июля. - С. 14.

Рецензии на книги: Ткаченко П. Кубанский говор. Опыт авторского словаря.- М.: Граница, 1998 ; Ткаченко П. Кубанские пословицы.- Москва : Граница. – 1999 ; Ткаченко П. Кубанские песни. С точки зрения поэтической. – Москва : Стольный град, 2001. «Комплект книг Петра Ткаченко, изданный в цветах кубанского флага, может стать необходимым не только собственно кубанцам, но каждому человеку, не утратившему чутья к многообразию русской культуры, верящему в ее спасительность».

Подготовила библиограф отдела краеведения

Жаркова Л.А.










tounb-logo.gif arbicon.jpg vladimir.jpg libnet.gif polpred_banner.png
88x31_0101.gif 88x31_0201.gif 88x31_0301.gif Avrora.jpg kkx.gif Электронная библиотека диссертаций Российской государственной библиотеки