name.gif

Обычная версия

Версия для слабовидящих



logo1.gif

Как записаться в библиотеку

Консультации по вопросам оказания государственной услуги

Часто задаваемые вопросы

Анкета для опроса получателей услуг

Вы можете оставить отзыв о качестве условий оказания услуг на официальном сайте

Краснодар литературный

Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Симон Ушаков и его школа.

К Дню славянской письменности и культуры и 395-летию со дня рождения художника

 

Искусство дарует красоту и душевную пользу.

Симон Ушаков


Имя крупнейшего русского иконописца XVII века Симона Федоровича Ушакова (1626-1686) стоит в одном ряду с прославленными иконописцами древности Феофаном Греком, Андреем Рублевым и Дионисием.

Семнадцатый   век   был   переломным   в   истории   русского   государства.   Он завершил  развитие  Древней   Руси   и   положил  начало  новой   истории – истории   Государства Российского. В искусстве, как и в других сферах жизни, начиналось постепенное утверждение светского начала.

Воспитанный в традициях средневекового русского искусства, но обладающий широким кругозором, мыслящий, ищущий и готовый к восприятию нового, Симон Ушаков интересовался теорией и философией искусства, размышлял о его природе и назначении. Он первым попытался отойти от традиционной условно-плоскостной манеры древнерусской живописи и наметил переход к новой эстетике реализма, или, по его собственным словам, "световидности" и "живоподобности".

    

Симон Ушаков cоздал новую школу иконописи. В своем сочинении "Слово к люботщательному иконного писания" (то есть любителю), ставшем кратким сводом принципов, на которых строится художественная практика, он рассуждает о просветительской роли живописи, о ее воздействии на нравственное чувство зрителя. Ушаков излагает свои взгляды на задачи искусства, в частности,   на   необходимость   изображать   реальную  жизнь, отмечает как важнейшее положение жизнеподобие, что говорит о глубоких изменениях в понимании самой сущности иконы.

Симон Ушаков стал ведущим теоретиком искусства своего времени, его основной тезис – писать "как в жизни бывает" – повлек за собой   изменение всей системы иконописания. Вместо традиционных силуэтных  изображений  появились  изображения объемные, вылепленные светотенью, вместо традиционных притененных ликов – "световидные"  образы,   вместо  условного пространства – конкретное, построенное по законам прямой перспективы. Новый взгляд на задачи и цели иконописания определяется как "жизнь памяти, памятник прежде жившим, свидетельство  прошлого, возглашение  добродетелей,   изъявление  силы,   оживление мертвых, бессмертная хвала и слава, возбуждение живых к подражанию, воспоминание о прошедших делах" (С. Ушаков).

Симон Ушаков родился и прожил всю жизнь в Москве. Будучи разностороннее одаренным человеком, он работал во многих видах и жанрах изобразительного и прикладного искусства: писал иконы и парсуны, расписывал фресками храмы и царские палаты, делал рисунки для боевых знамен и книжных гравюр, чертил географические карты и планы, создавал эскизы бытовых предметов.

Его кисти принадлежит самое первое в русском искусстве изображение Москвы – вид Кремлевской стены с башнями и Успенского собора на иконе "Богоматерь Владимирская", которая по праву считается главным, программным произведением в творчестве Симона Ушакова.

Икона "Богоматерь Владимирская", датированная 1668 годом (собрание Государственной Третьяковской галереи), имеет несколько названий – "Похвала Богоматери Владимирской", "Древо Московского государства", "Насаждение древа Государства Российского), но все они условны, так как даны исследователями, сам же Ушаков не надписал свою икону.

Это произведение можно назвать не только наиболее интересным в творчестве Симона Ушакова, но и выдающимся памятником русского искусства XVII века (эпохи позднего Средневековья). Это своего рода иллюстрация и политической, и художественной программ того времени.

В этом памятнике раскрывается много тем: и похвала иконе Богоматери Владимирской, считавшейся заступницей и покровительницей русского государства, и прославление истории Москвы, и апофеоз царствующей фамилии, и утверждение идеи единства церкви и государства (в годы раскола эта тема была животрепещущей). Соединяются в ней и несколько жанров – традиционный иконный образ включает портретные изображения и  пейзаж.

Вся поверхность иконы занята пышной виноградной лозой (символ древа жизни), украшенной разноцветными медальонами, которые воспринимаются как огромные фантастические цветы. В центральном, самом большом овале – изображение Богоматери Владимирской. В остальных двадцати медальонах – политические деятели Древней Руси, способствовавшие укреплению Русского государства. Затейливый рисунок и насыщенный колорит придают композиции иконы характер арабески.

 

В нижней части иконы – стена Московского Кремля с башнями и с вознесшимся за ней Успенским собором, перед которым склонились митрополит Петр и Иван Данилович Калита. Они сажают и поливают виноградное дерево, которое прорастает сквозь собор. За кремлевской стеной возвышаются фигуры членов царской семьи, слева – сам Алексей Михайлович, справа – его первая жена Мария Ильинична с детьми  Алексеем и Федором.

В верхней части иконы – каноническое изображение Христа на облаках, вручающего парящим ангелам ризу и венец, которые предназначены для Алексея Михайловича, ему же адресована и надпись около фигуры  Христа.

Икона интересна документальными акцентами: портретами членов царствующей фамилии и изображением Кремля.

Из всех дошедших до нас портретов Алексея Михайловича только этот – подписной и датированный; он достаточно живо и ярко воссоздает облик Алексея Михайловича, а мягкий, обаятельный образ царицы – вероятно, единственный дошедший до настоящего времени ее портрет.

  

На первый взгляд, изображение Кремля дает довольно точное представление о том, каким он был в 1668 году. Архитектура Успенского собора и Фроловской – ныне Спасской – башни почти не изменилась (на Спасской башне видны часы и солнечные, и механические), но все другие башни – Набатная, Сенатская и Никольская – впоследствии сильно перестроены, Царской башни тогда еще не было.

Для большей убедительности (или в силу своей пунктуальности) Ушаков показывает даже, казалось бы, такую незначительную деталь, как спуск кремлевской стены слева к Москве-реке.

Художник стремился в достоверной архитектуре выразить символ единства государства и церкви, показать Московский Кремль как оплот царской и церковной власти.

 

Икона "Архангел Михаил, попирающий дьявола", выполненная в 1676 году, – произведение самое изящное, самое красивое по колориту. Фигура архангела в живописно развевающемся красном плаще с изысканным каскадом складок, в роскошных воинских доспехах с замысловатым узором исполнена объемно, с соблюдением правильных пропорций. Поза архангела изящна, красив размах больших, сильных крыльев. Лик выполнен с применением светотеневой моделировки.


В иконе сочетаются живописная и графическая манеры. Намеченные контурно фигуры святых образуют второй план. Графически изображен  распростертый под ногами архангела сатана со всеми своими дьявольскими атрибутами. В этих рисунках на иконе сказалось мастерство Ушакова-знаменщика.

В иконе "Архангел Михаил, попирающий дьявола" орнамент отличается пышностью, богатством творческой фантазии художника, виртуозностью. Для искусства XVII века, характерны обильное узорочье, декоративность, которые подчас приходят на смену одухотворенности. Но в иконе Ушакова соблюдается мера, то есть орнамент не отвлекает зрителя от самих образов, и в то же время его достаточно много, чтобы показать неземную красоту одежд архангела. В то же время фигура архангела по-иконописному бесстрастна, спокойна, движения его плавны.

За год до  смерти  художника, в 1685 году, была написана икона "Тайная вечеря". Эта икона может показаться более традиционной, чем рассмотренные выше. Но в то же время в этом произведении Ушаков стремится к почти реалистическому изображению "нутровой палаты" (так назывались интерьеры в XVII веке) – черта, присущая русскому искусству этого времени.

Художник противопоставляет два образа – Христа и Иуды. Поза Христа совершенно спокойна, поза Иуды, напротив, выражает смятение, неуверенность, одной рукой он прячет на груди мешочек с деньгами, полученными за предательство, другой придерживается за сидение. Христос и его верные ученики предстают в золотом сиянии нимбов, Иуда же без нимба, выделен темным, довольно мрачным пятном. Группа апостолов расположена тесным, монолитным кольцом, которое разрывается фигурой Иуды.

Симон Ушаков остается верен своей излюбленной светотеневой технике исполнения ликов. "Тайная вечеря" пользовалась успехом среди учеников мастера и в среде его почитателей – позднее эту икону довольно часто копировали.

Стремление Ушакова, его учеников и последователей к объемному изображению, к передаче реально ощутимой красоты поначалу встретило ярый отпор ревнителей старины, которые называли новую живопись "фрязью", "фряжскими письмами", "неметчиной".

На протяжении многих лет Симон Ушаков возглавлял иконописную мастерскую при Оружейной палате в Кремле, которая с середины XVII века стала центром всей художественной жизни России. Во многом расцвет Иконной мастерской в эти годы связан с деятельностью художника. В этот период Оружейная палата сконцентрировала лучшие иконописные силы России.  Здесь обретали  конкретные  формы  выражения  новые  идеи  и  представления  о  характере и задачах искусства. Здесь же продолжали жить и традиционные формы, постепенно  наполняясь  новым содержанием  и  видоизменяясь.   Работая  бок  о бок  с  иностранными художниками, русские иконописцы, воспитанные в традициях канонического художественного мышления, постепенно обращаются к опыту западноевропейского искусства. Все увереннее они  используют законы  прямой  перспективы, анатомии, плоскостная трактовка в их работах уступает место объемной, светотеневой.

Симон Ушаков обладал незаурядным педагогическим талантом, его соратниками, учениками и последователями были такие известные художники, как Гурий Никитин, Георгий Зиновьев, Иван Безмин, Никита Павловец, Михаил Милютин.

Круг работ, выполняемых мастерами, был достаточно широк: роспись  соборов  и  жилых  палат  ("стенное"  письмо);   написание  и  починка  икон, знамен; украшение бытовых предметов (роспись столешен, шахматных досок, древков, деревянных пасхальных яиц и т. п.); создание миниатюр.

С формированием светского мировоззрения возрастала роль эстетических критериев в оценке иконы, а также авторитет ее создателя – иконописца. Осознавая себя как творческую личность, мастера все чаще подписывали свои работы – то, что ранее было исключением, постепенно становилось нормой.

Творческие искания и достижения Симона Ушакова определили стилистику всей русской живописи второй половины XVII века. Творение истинного художника, по мысли Симона Ушакова, всегда исполнено особой глубины, оно заключает в себе "жизнь памяти, памятник прежде жившим, свидетельство прошлого, возглашение добродетели".

 

Литература:

Антонова, В.И. Каталог древнерусской живописи ХI – начала ХVIII вв. Опыт историко-художественной классификации : в 2 т. / В.И. Антонова, Н.Е. Мнева. – Москва : Искусство. – (Государственная Третьяковская галерея).

Т. 2 : XVI – начало XVIII века. – 1963. – 570 с. : ил.

Бекенева, Н.Г. Симон Ушаков, 1626–1686. – Ленинград : Художник РСФСР, 1984. – 72 с. : ил.

Брюсова, В.Г. Русская живопись 17 века / В.Г. Брюсова, специальная фотосъемка Ю.В. Артамонова. – Москва : Искусство, 1984. – 208 с. : ил.

Булкин, В.А. Русская икона : альбом / В.А. Булкин. – Санкт-Петербург ; Москва : Арт-приор, 2012. – 421 с. : ил.

Государственная Оружейная палата Московского Кремля : сборник научных трудов по материалам Государственной Оружейной палаты / под общей редакцией С.К. Богоявленского, Г.А. Новицкого. – Москва : Искусство, 1954. – 620 с. : ил.

Гусев, В.А. Русский музей. – Москва : Слово/Slovo, 2009. – 520 с. : ил. – (Великие музеи мира).

Даниэль, С.М. От иконы до авангарда: шедевры русской живописи / С.М. Даниэль. – Санкт-Петербург : Азбука, 2000. – 368 с. : ил.

Леонов, А.И. Симон Ушаков: русский художник XVII века. 1626-1686 / А.И. Леонов. – Москва : Искусство, 1945. – 24 с. : ил.

Муравьева, Т.В. Московский изограф Симон Ушаков / Т.В. Муравьева. – Москва : Кучково поле, 2018. – 320 с. : ил.

Прибытков, В.С. Сквозь жар души: о трех древнерусских живописцах. – Москва : Молодая гвардия, 1968. – 150 с. : ил.

Русская иконопись. Сюжеты и шедевры / составитель А.Ю. Астахов. – Москва : Белый город, 2007. – 544 с. : ил.

Симон Ушаков : альбом / вступительная статья Т. Ананьевой. – Ленинград : Аврора, 1971. – 38 с. : ил. – (Мастера мировой живописи).

Симон Ушаков: реформатор, создатель традиции // Мир музея. – 2015. – № 10. – С. 16-19.

Смирнова, Э.С. Московская икона XVIXVII веков : альбом. – Ленинград : Аврора, 1988. – 320 с. : ил.

Третьяковская галерея / Л. Иовлева, Н. Шередега, Л. Маркина и др. – Москва : Слово/Slovo, 2012. – (Великие музеи мира).

Яковлева, Н. Русское иконописание: благодатный образ на Руси и в России / Н. Яковлева. – Москва : Белый город, 2006. – 480 с. : ил.

 

Подготовила

О.Н. Полякова,

заведующая отделом  литературы по искусству









tounb-logo.gif

tounb-logo.gif libnet.gif polpred_banner.png
88x31_0101.gif 88x31_0201.gif 88x31_0301.gif Электронная библиотека диссертаций Российской государственной библиотеки polpred_banner.png yandex yandex

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика