name.gif

Обычная версия

Версия для слабовидящих



logo1.gif

Как записаться в библиотеку

Отзыв о работе библиотеки

Вы можете оставить отзыв о качестве условий оказания услуг на официальном сайте

Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


"Себя как в зеркале я вижу…": автопортреты А.С. Пушкина

10 февраля – День памяти поэта

В рукописях Александра Сергеевича Пушкина у стихов и прозы есть постоянные спутники – рисунки, их более полутора тысяч. Пушкин не был мастером академического рисунка, но художником был неординарным.

Рисунки Пушкина – своеобразная стенограмма творческого процесса. Удивительно сюжетное богатство рисунков поэта: серия автопортретов, портреты, карикатуры, пейзажные наброски, изображения животных, иллюстрации, затейливые росчерки, виньетки.

Манеру Пушкина-рисовальщика можно определить как "быстрый карандаш", поэт сам любил использовать это выражение. Свободен и артистичен штрих, пластична линия, рисунки то стремительно набросаны, то задумчиво выведены. Им присущ то тонкий лиризм, то весёлая карикатурность, но они всегда выразительны и характерны. Вся графика Пушкина "черновая". Она сделана для себя, без расчета на посторонний глаз. Она появлялась в те минуты, когда мысль была крепко занята и рука сама собой чертила по бумаге.

Основоположник изучения графического искусства великого поэта искусствовед Абрам Маркович Эфрос опубликовал около ста рисунков Пушкина, расшифровал их происхождение, определил, кто изображён на набросках.

"Он рисовал, в самом деле, легко и бездумно, – писал А.М. Эфрос. Он рисовал беззаботно. Он рисовал, как хотел бы писать. Рисунки выходили у него сразу или не выходили совсем. В первом случае он не очень радовался и во втором – не слишком огорчался. Он их любил, порой берёг, всегда забавлялся ими, – но просто и небрежно. Это были, действительно, только "рисунки поэта", – можно сказать, "только бедные рисунки поэта", – создания случайные и бескорыстные. Он от них ничего не требовал. Они возникали мимоходом. Они были малыми спутниками его стихов. Они жили в их тени и их соками. Они не тянулись к самостоятельной жизни. Их прелесть – это прелесть пушкинского поэтического "почерка". Пушкинский рисунок – дитя пауз и раздумий поэтического труда".

Самое замечательное, что есть в пушкинской графике – это автопортреты. Автопортреты Пушкина являются ценным историческим документом, по которому мы можем судить о внешности поэта, наряду с портретами Пушкина, исполненными профессиональными художниками. Великий поэт оставил нам свыше пятидесяти автопортретов. "Никого так не знаешь, как самого себя", – повторял он, фиксируя себя в самых разных обличьях, создавая своего рода автобиографию, летопись своей жизни в рисунках. Лучшие портреты Пушкина известных художников не могут перевесить дилетантских, черновых самозарисовок поэта.

Так он выглядел, так он видел себя или хотел видеть.

Самый ранний автопортрет 1817–1819 гг. был написан к изданию первой книги юного поэта, о которой он мечтал с друзьями ещё в лицее. Это проект портрета (гравюры), который должен был открывать книгу в стиле книжных портретов того времени – в круге на черном поле. Это объясняет крупный масштаб изображения и его торжественность. Рисунок был выполнен на отдельном листе.

Выражение юного лица серьезное, немного вызывающее. На портрете очень молоденький юноша, пытающийся выглядеть взрослым. Пышные волосы коротко подстрижены, вид подтянутый. Небольшая, приглаженная прическа на первом автопортрете соответствует строгому характеру изображения. В дальнейшем мы будем видеть вольную копну волос, более отвечающую нашим представлениям о пушкинском облике.

Два автопортрета на одном листе сделаны Пушкиным в 1826 году. События в жизни Пушкина в этот период разворачивались стремительно: амнистия, возвращение из ссылки в Михайловском, необыкновенная популярность и успех в обществе, в то же время настороженность властей и первые надежды на семейное счастье.

Пушкин рисует себя в Москве. Оба автопортрета не реальные, а воображаемые. Рисунки сделаны друг под другом: один изображает Пушкина юным, 1818-1820-х годов, после лицея, другой – совсем взрослым, уже перешедшим середину жизненного пути, это воображаемый Пушкин каких-то будущих 1830-х годов.

Рисунки удачны, они поражают своим искусством. Набросанные быстро, легким пером, отличаются, прежде всего, акварельной техникой – живописные оттенки достигнуты заливкой и размывкой, автор воспользовался обратной стороной пера, его ворсом.

Верхний портрет с длинными локонами – таким Пушкин был, а нижний с широкими бакенбардами и новой прической – таким стал. На верхнем портрете изображен юноша, на нижнем – молодой мужчина. Облик юного Пушкина ничем не омрачен. На жизнь он смотрит беззаботно. Ниже – совсем иной человек, он пережил крушение своих романтических надежд, достиг полной духовной и социальной зрелости, стал реалистом. У старшего менее энергично сложены губы, появилась едва обозначенная горькая складка у губ, глаза глядят резче – это Пушкин, утративший былую отвагу, обретший недоверчивость к людям.

Рисунки, вероятно, делались во время беседы с приятелями, в ответ на их замечания. В рисунке – первая реакция на них, Пушкин как бы со стороны разглядывает изменения своей внешности, произошедшие за шесть лет ссылки.

Один из пушкинских автопортретов стал не менее знаменит, чем портреты работы Кипренского и Тропинина. Автопортрет, украшающий альбом Елизаветы Ушаковой, поистине великолепен. Он изящен, гармоничен и совершенен в своей художественной законченности. Это не подсмотренный за собой внутренний портрет, какие Пушкин делал один на один с собой, в своих рабочих тетрадях. Это артистически исполненный портрет для друзей. Этот портрет – настоящее изображение поэта, одновременно и возвышенное, и жизненное. Переданы подлинные черты живого пушкинского лица. Лицо поэта спокойно, а весь рисунок дышит вдохновением. Это, можно сказать, "большой стиль" самоизображений Пушкина.

Автопортрет из ушаковского альбома давно воспринимается как символ (подобно скульптурному изваянию в лавровом венке). Он многократно растиражирован в эмблемах, плакатах. Неоднократно он являлся основой для портретов, написанных современными художниками, использовался как графическое украшение программ, афиш.

Последний автопортрет Пушкина был нарисован в феврале 1836 года. Поэт изобразил себя уставшим и сосредоточенным. Многое отравляло жизнь поэта в этот период. Все враждебные поэту силы словно объединились против него. Критика высказывалась о нем пренебрежительно. Он чувствовал, что теряет популярность у читателей из-за цензуры, которая не пропускала его сильнейшие произведения (в бумагах лежал «Медный всадник»). Душевный мир нарушен, нарастает напряжение и раздражение, вокруг поэта усиливается светская возня.

Быстрым движением пера очерченный профиль, профиль человека немолодого и усталого… Последний профиль, быть может, самая злая карикатура на себя – с ненатурально большими, выпяченными вперед носом и ртом, почти без подбородка, с длинными чёрными бакенбардами, но без всегдашней шапки волос, а чуть выше – колонка цифр, налезающая на лоб. Недаром последний автопортрет Пушкина связан с денежными вычислениями и расчетами. Пушкин со своей большой семьей нуждался.

Если бы надо было искать специального завершения для всей его огромной автопортретной серии, то нельзя было бы подобрать ничего более выразительного. Этот недовершённый профиль, рождённый арифметикой 1836 года, – подлинный символ последнего отрезка пушкинской жизни. До роковой дуэли оставалось менее года.

Творческое достояние Александра Сергеевича Пушкина выходит далеко за пределы только литературной деятельности. Вглядываясь в автопортреты, мы обретаем черты Пушкина почти во все периоды его жизни, черты такого Пушкина, какого, может быть, не увидели изображавшие его художники.

Рисунки поэта – неотъемлемая часть пушкинского наследия, но они ещё недостаточно изучены. И новое поколение исследователей ожидает масса бесценных открытий.

Источники:

Денисенко, С.В. Пушкин рисует : графика Пушкина / С.В. Денисенко, С.А. Фомичев, Пушкин. комис. РАН. – СПб., 2001. – 254 с. : ил.

Калаушин, М.М. Пушкин в портретах и иллюстрациях : пособие для учителей средней школы / М.М. Калаушин, общ. ред. Д.Д. Благого. – Ленинград, 1956. – 376 с. : ил.

Керцелли, Л.Ф. Мир Пушкина в его рисунках / Л.Ф. Керцелли, предисл. Ю. Нагибина. – М., 1988. – 430 с. : ил.

Краваль, Л.А. Рисунки Пушкина как графический дневник / Л.А. Краваль, РАН, Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького, Пушкинская комиссия. – М., 1997. – 536 с. : ил.

Павлова, Е.В. А.С. Пушкин в портретах / Е.В. Павлова. – М., 1983. – 168 с.

Павлова, Е.В. А.С. Пушкин в портретах : иллюстрации : альбом / Е.В. Павлова. – М., 1983. – 376 с. : ил.

Рисунки русских писателей 17 – начала 20 века: альбом / авт.-сост. Р. Дуганов. – М., 1988. – 254 с. : ил.

Цявловская, Т.Г. Рисунки Пушкина / Т.Г. Цявловская. – М., 1986. – 446 с. : ил.

Эфрос, А.М. Автопортреты Пушкина / А.М. Эфрос. – Москва, 1945. – 158 с. : ил.

Эфрос, А.М. Пушкин-портретист. Два этюда / А.М. Эфрос. – Москва, 1946. – 234 с. : ил.


Подготовлено О.Н.Поляковой, заведующей отделом литературы по искусству