name.gif

Обычная версия

Версия для слабовидящих



logo1.gif

Как записаться в библиотеку

Консультации по вопросам оказания государственной услуги

Часто задаваемые вопросы

Вы можете оставить отзыв о качестве условий оказания услуг на официальном сайте

Краснодар литературный

Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

facebook.com youtube.com vkontakte.com

Русский Леонардо

библиографический обзор

140 лет назад, 21 января 1882 года, родился Павел Александрович Флоренский.

В нашей стране до начала 1990-х о нем мало что было известно не только широкой читающей аудитории, но и узкому кругу ученых-исследователей, для которых Флоренский был прежде всего священником и религиозным мыслителем. В наши дни благодаря семье Павла Флоренского, сохранившей его творческое наследие, и усилиям множества других людей, все его основные тексты достигли читателя, стали предметом изучения и оживленных научных дискуссий. Стало ясно, что Флоренский не только выдающийся философ, но и универсальный ученый с самыми широкими научными интересами.

Впрочем, "миф о Флоренском шел по пятам своего героя, затем обогнал его и до сих пор осуществляет мощные проекции на лицо мыслителя, предъявляя читателю маски и личины" [1, С. 29]. Разобраться в этом механизме подмены, вникнуть в многочисленные и противоречивые отзывы о наследии русского Леонардо, сделать собственные выводы об этой фигуре, до сих пор вызывающей споры, помогут документы из информационных ресурсов ККУНБ им. А.С. Пушкина.

Флоренский 1.tifФлоренский – человек с напряженной внутренней жизнью, полной событий и изломов. Его психологические особенности, творческие и эстетические склонности, научные убеждения во многом предопределены укладом, который царил в семье его родителей, впечатлениями и переживаниями, идущими из детства. Об этом неоднократно говорит нам сам Павел Флоренский в своих "Воспоминаньях" [2], которые он писал с перерывами на протяжении девяти лет и которые охватывают почти без пропусков его жизнь с рождения до поступления в Московский университет в 1900 году.

Подпись: Рукописная обложка "Воспоминаний"В чем значимость этих заметок, которые он посвятил своим детям? Безусловно, это – образец блистательной русской автобиографической прозы. Но прежде всего, это – мужественная исповедь реального человека, первоисточник в исконном смысле этого слова: на страницах, написанных рукой о. Павла, проступает его труднопостигаемая личность, приводятся такие факты, которые помогают понять мотивы его поступков и исканий.

Например, из глав "Наука" и "Обвал" мы узнаем о том, почему и при каких обстоятельствах в выпускном классе гимназии юный Павел Флоренский сначала приходит к научно-рационалистическому мировоззрению, а затем, пережив духовный кризис – к религиозному. Это тем более важно и интересно, что сам Флоренский пишет о себе: "в церковном отношении я рос совершенным дичком. Меня никогда не водили в церковь, ни с кем не говорил я на темы религиозные, не знал даже, как креститься" [2, С. 145].

Закончив с отличием физико-математический факультет Московского университета, от предложения преподавать на кафедре математики Флоренский отказывается и по велению сердца заканчивает ещё и Духовную академию, где впоследствии преподает философию. Работы этого периода, представляющие различные стороны его уникального по своей широте и глубине дарования, включены в первый том Сочинений П.А. Флоренского [3].

Занятия богословием приводят о. Павла к защите диссертации "О духовной истине. Опыт православной теодицеи". Впоследствии переработанная и опубликованная под названием "Столп и утверждение истины" [4], эта книга станет самой известной и значительной его работой, о которой С.С. Хоружий, известный современный философ и академик РАН заметит: "Любая попытка составить цельное представление о творчестве о. Павла Флоренского начинается с констатации неоспоримого факта: центральный и главный труд мыслителя – знаменитое сочинение "Столп и утверждение Истины" [5, С. 5].

Утверждая, что Флоренский стоит в ряду крупнейших религиозных философов – вместе с Николаем Бердяевым, Сергеем Булгаковым, Владимиром Соловьевым – вспоминают обычно и его работу "У водоразделов мысли" [6].

После революции, осенью 1918 года, Флоренского приглашают в Комиссию по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры. Результатом подвижнической деятельности членов этой Комиссии было описано и спасено от разграбления огромное историко-художественное богатство Лавры. Со статьями и докладами по охране памятников и организации музейного дела, написанными о. Павлом в этот период, можно познакомиться в отдельном томе Собрания сочинений, вышедшем в серии "Философское наследие" [7, С. 47-77].

"В научном облике о. Павла всегда поражало полное овладение предметом, чуждое всякого дилетантизма, – вспоминал крупнейший русский богослов XX века, философ, историк, общественный деятель С.Н. Булгаков, – а по широте своих научных интересов он является редким и исключительным полигистром, всю меру которого даже невозможно определить за отсутствием у нас полных для этого данных. Здесь он более всего напоминает титанические образы Возрождения: Леонардо да Винчи и др., может быть, еще Паскаля, а из русских же больше всего В.В. Болотова. Я знал в нем математика и физика, богослова и филолога, философа, историка религий, поэта, знатока и ценителя искусства и глубокого мистика" [1, С. 393].

В наши дни, после издания почти всех работ Флоренского и воспоминаний о нем, можно добавить, что был он ещё и химиком, почвоведом, естествоиспытателем, инженером, изобретателем… Наука и религия в мировосприятии Флоренского органично сосуществовали – духовные тайны и истины он стремился познать не отвлеченно, а через изучение и улучшение окружающего мира. Свои исследования он совмещал с огромной практической работой: преподавал, популяризировал научные знания, сотрудничая с журналами, служил в государственных учреждениях и экспериментальных лабораториях, получил более 30 патентов на свои изобретения.

В 1922 году вышла в свет работа Флоренского "Мнимости в геометрии" [8]. В 1924-м – опубликована его монография "Диэлектрики и их техническое применение" [9]. В 1927-1928 годах Флоренский участвовал в редактировании "Технической энциклопедии" [10], для которой написал почти полторы сотни статей.

Далекий от политики и безбожной советской власти, но сознательно отказавшийся "сесть на философский пароход", который увозил на чужбину лучших представителей русской интеллигенции, Флоренский остался в России и сделал многое для блага своей страны.

Он работал на заводе "Карболит", где изобрели и начали выпускать первый русский полимер, т.е. первую русскую пластмассу, оказавшуюся отличным диэлектриком, впоследствии широко применявшимся в электротехнике, машиностроении и самолетостроении. Он участвовал в программе ГОЭРЛО и возглавлял отдел материаловедения во Всесоюзном научно-исследовательском электротехническом институте. В 1931-1932 годах Флоренский читает лекции сотрудникам этого института – по заказу редакционно-издательского отдела ВСНХ эти лекции будут изданы в качестве учебного пособия как "Курс электротехнического материаловедения" [11].

Увы, плоды научных изысканий, изобретений и открытий Павла Флоренского при всей их практической значимости и несомненной нужности для общества не были оценены по достоинству при жизни ученого. В 1928 году его отправляют в ссылку, а в 1933-м приговаривают к десяти годам исправительно-трудовых лагерей, откуда ему уже не суждено было вернуться.

Поразительно, но даже под конвоем, в небытии лагерной жизни, Флоренский продолжает активную научную деятельность. На Дальнем Востоке он занимается важнейшими исследованиями вечной мерзлоты, на Соловках – проводит эксперименты и организовывает экспедиции, пишет статьи, изобретает и даже получает авторские свидетельства. Главный научный интерес этого периода – водоросли. "Я сижу всецело в водорослях. Эксперименты над водорослями, производство водорослевое, лекции и доклады по тем же водорослям, изобретения водорослевые, разговоры и волнения – все о том же, с утра до ночи и с ночи почти что до утра" [12, С. 417]. Было налажено высокоэффективное производство йода; изобретены способы изготовления кальки, разных видов бумаги, клеевых веществ… Все это – в условиях несвободы и сурового климата, в нехватке или полном отсутствии научной литературы, приспособлений, аппаратуры, химикатов.

"Оглядываясь назад, я вижу, что у меня никогда не было действительно благоприятных условий работы, – писал Флоренский жене из Соловецкого лагеря в апреле 1937 года, – частью по моей неспособности устраивать свои личные дела, частью по состоянию общества, с которым я разошелся лет на 50, не менее – забежал вперед…" [12, C. 695]. "… в моей жизни всегда так, раз я овладел предметом, приходится бросать его по независящим от меня причинам и начинать новое дело, опять с фундаментов, чтобы продолжить пути, по которым мне не ходить. Вероятно, тут есть какой-то глубокий смысл, если это повторяется на протяжении всей жизни – наука бескорыстия" [12, C.701].

О том, какие ценные плоды могла бы принести эта наука бескорыстия государству и обществу, если бы жизнь Павла Флоренского, нашего русского Леонардо, не оборвалась так трагически, мы сегодня можем только догадываться.

 

Библиографические ссылки на документы из фондов и информационных ресурсов ККУНБ им. А. С. Пушкина:

1.     П. А. Флоренский: PRO ET CONTRA : личность и творчество Павла Флоренского в оценке русских мыслителей и исследователей : антология / составление, вступительная статья, примечания, библиография К. Г. Исупова. 2-е изд., испр. и доп. Санкт-Петербург : Изд-во РХГИ, 2001. 823 с. (Русский Путь).

2.     Флоренский П. А. Детям моим. Воспоминания прошлых дней. Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завещание / предисловие игумена Андроника (А. С. Трубачева). Москва : Московский рабочий, 1992. 560 с. : ил. (Голоса времен).

3.     Флоренский П. А. Сочинения в 4 томах. Т. 1 / составление и общая редакция игумена Андроника (А. С. Трубачева), П. В. Флоренского, М. С. Трубачевой. Москва : Мысль, 1994. 798 с. (Философское наследие).

4.     Флоренский П. А. Столп и утверждение истины: опыт православной теодицеи. Москва : АСТ, 2003. 640 с. (PHILOSOPHY).

5.     Хоружий С. С. Миросозерцание Флоренского. Томск : Водолей, 1999. 159 с.

6.     Флоренский П. А. Сочинения в 2 томах. Т. 2 : У водоразделов мысли / вступительная статья С. С. Хоружего. Москва : Правда, 1990. 447 с.

7.     Флоренский П. А. Собрание сочинений : статьи и исследования по истории и философии искусства и археологии / составление игумена Андроника (А. С. Трубачева). Москва : Мысль, 2000. 447 с. (Философское наследие).

8.     Флоренский П. А. Мнимости в геометрии. Расширение области двухмерных образов геометрии : опыт нового истолкования мнимостей. Москва : Поморье, 1922. Текст : электронный // НЭБ. URL: https://rusneb.ru/catalog/000199_000009_003418287/ (дата обращения: 15.01.2022).

9.     Флоренский П. А. Диэлектрики и их техническое применение : общие свойства диэлектриков. Москва : РИО Главэлектро ВСНХ, 1924. Текст : электронный // НЭБ. URL: https://u.to/dUzrGw (дата обращения: 15.01.2022).

10.                       Техническая энциклопедия : [в 26 томах] / главный редактор Л. К. Мартенс. Москва : Советская энциклопедия, 1927-1934.

11.                       Флоренский П. А. Электротехническое материаловедение : конспект четырех лекций сотрудникам ВЭИ // Памятники науки и техники. 1987-1988 / ответственный редактор Н. К. Гаврюшин; АН СССР, Институт истории естествознания и техники : [сборник статей]. Москва : Наука, 1989. С. 250.

12.                       Флоренский П. А. Сочинения в 4 томах. Т. 4 / составление и общая редакция игумена Андроника (А. С. Трубачева), П. В. Флоренского, М. С. Трубачевой. Москва : Мысль, 1994. 796 с. (Философское наследие).

 

Обзор подготовила Н. Н. Волкова,

главный библиограф

информационно-библиографического отдела












tounb-logo.gif

tounb-logo.gif libnet.gif polpred_banner.png
88x31_0101.gif 88x31_0201.gif 88x31_0301.gif Электронная библиотека диссертаций Российской государственной библиотеки polpred_banner.png yandex yandex

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика